В ночь на 25 ноября 1741 года в России произошёл дворцовый переворот, в результате которого к власти пришла дочь Петра I и Екатерины I Елизавета, правившая страной на протяжении 20 лет.

25 апреля 1742 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялась торжественная церемония коронации российской императрицы Елизаветы Петровны, которая приобрела невиданный ранее размах. Она вовлекла в себя огромные массы людей не только в Кремле, но и за его пределами. Торжества, длившиеся в течение двух месяцев, отличались небывалой роскошью.

Триумфальный въезд императрицы в Москву 28 февраля стал спектаклем, символический смысл которого был не мене важен, чем смысл ритуалов в Успенском соборе. Сбор участников процессии назначили в Тверской Ямской слободе, куда императрица прибыла из села Всесвятского со своим придворным штатом. Там она села в карету и Коронационный кортеж императрицы, состоявший из десятка экипажей, украшенных золотом, парчой, бархатом, окружённых сотнями всадников, стал медленно двигаться к Кремлю по улицам, вдоль которых стояли полки с развевающимися знамёнами.

При разработке сценария коронационных торжеств в список государственных регалий были добавлены государственное знамя, государственный меч и печать. Размещенные на Государственном знамени гербы территорий России соответствовали титулу императрицы, а в центре полотнища был изображен двуглавый орел с московским гербом и цепью ордена Святого Андрея Первозванного на груди. При перенесении регалий в Успенский собор Государственное знамя возглавляло процессию, честь нести его доверили генерал-аншефу, «главноначальствующему» Мастерской и Оружейной палатой М.Я.Волкову. Государственный меч нес «генерал-аншеф…Нарышкин».

В Успенском соборе меч и знамя расположили на четвертой ступени помоста, официальные лица находились при них на протяжении всей церемонии. Печать возложили на стол рядом с троном императрицы вместе с «регалиями персоны» - короной, скипетром, державой и мантией. За исключением скипетра, все регалии для Елизаветы Петровны были созданы к коронации заново. Мантию и корону, поднесённую ей архиепископом Амвросием, императрица возложила на себя, как принадлежащую ей по праву прямого наследства. Корону выполнил ювелир И.Г.Царт, которому помогали как русские, так и иностранные мастера и ученики. По окончании церемонии в соборе императрица в полных регалиях вышла из северных дверей, где встав под балдахином, изволила шествовать сначала на Ивановскую площадь, заполненную народом, и лишь затем – к Архангельскому собору по специально сооруженному помосту с перилами. Вдоль его были построены галереи для желающих посмотреть шествие, которые допускались по билетам с указанием мест.

После этой коронации празднества для народа проводились в течение нескольких дней – во время поздравительных аудиенций. 28 апреля на Соборной площади было выставлено четыре быка, начиненных не только птицей, но и рыбой. Их жарили на кухне, в ямах, вырытых прямо на Ивановской площади. Два резных золоченных фонтана, выполненных под руководством архитектора И.Я.Бланка, били белым и красным вином. Во время народного пиршества императрица бросала из окна золотые и серебряные жетоны. Елизавета Петровна покинула Кремль 29 апреля, переехав в торжественной процессии в зимний императорский дом на Яузе, где последовала череда балов и банкетов. В выстроенном в «новейшем вкусе» Оперном доме 29 мая состоялось грандиозное представление итальянской оперы «Милосердие Тита», в которой «были обрисованы жизнерадостный нрав и высокие душевные качества императрицы». Елизавета пожелала также устроить маскарад, продолжавшийся в течение восьми дней, - на него было роздано свыше восьмисот билетов. Еще одним новшеством стала публичная демонстрация государственных регалий и коронационных уборов, которые были выставлены в период торжеств в Грановитой палате. Там же демонстрировались жезлы верховного маршала коронации князя Н.Ю.Трубецкого и верховного церемониймейстера, барона И.Л.фон Любераса.


Картина

Картина "Портрет императрицы Елизаветы Петровны"

Россия, первая четверть XIX в.
Автор: Неизвестный художник.
Холст, дерево; масло.

Елизавета изображена на фоне красной драпировки со знаками ордена св. Андрея Первозванного. На императрице декольтированное платье с белой атласной юбкой и золотистым узорчатым лифом и горностаевая мантия. Напудренные волосы спускаются двумя длинными локонами на плечи и грудь. На голове небольшая, в драгоценных камнях, корона. В правой руке Екатерины скипетр, левой - она касается лежащей на столике справа большой короны.


Портрет императрицы Елизаветы Петровны

Портрет императрицы Елизаветы Петровны

Копия гравюры И. Штенглина (после 1746 г.).
Неизвестный художник.
Россия, XVIII в.
Холст; масло.

Елизавета Петровна представлена поколенно, почти анфас, с легким поворотом головы влево. Императрица одета в серебристо-серое платье, украшенное в центре груди бриллиантовым аграфом и отделанное по вырезу декольте и краям рукавов серовато-белыми кружевами. На Елизавете Петровне пудренный парик, один из локонов которого спускается на ее правое плечо. На голове изображенной малая императорская бриллиантовая корона и бриллиантовый эгрет у правого виска. Через правое плечо Елизаветы перекинута голубая муаровая лента ордена св. Андрея Первозванного с бриллиантовым крестом у левого бедра. На плечи накинута коричневая, подбитая мехом горностая, мантия, край которой Елизавета поддерживает правой рукой. Левой опущенной вниз рукой она указывает на золотые державу и скипетр, лежащие на бархатной подушке.


Церемония публикации перед коронацией императрицы Елизаветы Петровны

Церемония публикации перед коронацией императрицы Елизаветы Петровны

Россия, середина XIX в. (с доски 1744 г.).
Бумага; гравюра резцом.
Г.А.Качалов (по рисунку И.Я.Шумахера).

Коронация Елизаветы Петровны была назначена на 25 апреля 1742 г., а за три дня до этого о предстоящем событии было торжественно объявлено московским жителям и гостям в ходе специальной церемонии. В полдень 22 апреля во дворце Елизаветы Петровны на Яузе команда, возглавляемая камергером ее величества, московским генерал-губернатором А.Б. Бутурлиным, а также обер-церемониймейстерами генерал-майором князем П.Б. Черкасским и действительным статским советником Лопухиным, и состоящая из герольдмейстеров, церемониймейстеров, офицеров и рейтеров конной лейб-гвардии, двенадцати трубачей и двух музыкантов с серебряными литаврами, сделала первое объявление о предстоящей коронации. На гравюре изображен один из ключевых моментов церемонии публикации, когда в Кремле, на Ивановской площади, совершалось первое объявление о предстоящей церемонии.


Государственное знамя

Государственное знамя

Д.М.Струков.
Картон; акварель, тушь, белила, твореные золото и серебро.

На акварели изображено Государственное знамя 1742 г., выполненное к коронации императрицы Елизаветы Петровны и переделанное к коронации Николая I в 1826 г. В центре знамени российский герб — двуглавый орел под короной с державой и скипетром, с цепью ордена Святого Андрея Первозванного и щитком с гербом Москвы — святым Георгием — на груди. По краям располагаются овальные щитки с гербами царств, княжеств и земель Российской империи. Государственное знамя (панир), как и остальные регалии, принимало участие в церемонии коронации Елизаветы Петровны, которая состоялась 25 апреля 1742 г. Оно было перенесено из Мастерской и Оружейной палаты в Грановитую палату, а затем вместе с другими регалиями находилось во главе торжественной процессии Елизаветы Петровны, направлявшейся на коронацию в Успенский собор, главный храм Московского Кремля. Это же знамя использовалось и во время последующих коронаций, вплоть до 1826 г., когда оно несколько видоизменилось. Автор акварели Дмитрий Михайлович Струков в 1860—1886 гг. работал в Оружейной палате в качестве художника и оставил значительное графическое наследие, запечатлевшее многие кремлевские древности. Так, в 1862 г. им было выполнено двадцать три рисунка древних российских знамен, среди которых и это изображение.


Государственный меч

Государственный меч

Москва, мастерские Кремля, вторая половина ХVII в.; клинок — Польша (?), ХVI—ХVII вв. (?)
Дамасская сталь, серебро, золотный глазет, золотный шнур, дерево; ковка, литье, чеканка, гравировка, резьба, золочение, канфарение.

В самой ранней из сохранившихся описей Оружейной палаты — Переписной книге 1686/1687 г. — этот меч записан первым в главе 8-й «Мечи немецкого и русского дела…», что указывало на высокий статус этого предмета. Принятие Петром I в 1721 г. императорского титула потребовало обновления придворного церемониала и изменения состава символов власти. В 1724 г. Петр короновал свою супругу Екатерину. Общеевропейской традицией было наличие среди инсигний Государственного меча, однако в составе регалий Российской империи он появился не сразу. В апреле 1742 г. начала свою работу  комиссия по подготовке к коронации Елизаветы Петровны. Один из пунктов указа комиссии предписывал среди регалий «быть же… Государственной печати и Панир(Государственному знамени) и Мечу». Меч предполагалось выбрать самый лучший из  Мастерской Оружейной палаты.  Таким образом «первый меч» Государевой оружейной казны XVII в. в 1742 г. стал Государственным мечом Российской империи. Государственный меч участвовал во всех официальных церемониях коронации Елизаветы Петровны и был неотъемлемым атрибутом всех последующих коронаций российских императоров и императриц, символизируя право и долг монарха защищать своих подданных и вершить правосудие. Последним из поновлений Государственного меча стала замена серебряного глазета на золотный на ножнах и рукояти в связи с подготовкой коронации императора Александра III в 1883 году.


Перчатки

Перчатки

Россия, 1742 г.
Лосиная кожа, золотная бахрома; плетение.

В 1742 г. к коронации императрицы Елизаветы Петровны в состав императорских регалий, помимо короны, скипетра, державы, цепи ордена Святого Андрея Первозванного и мантии, были впервые включены Государственное знамя, Государственная печать и Государственный меч. В ходе церемониальной процессии высшие сановники империи несли регалии на парчовых подушках — Государственный меч нес «генерал-аншеф и ордена Святого Александра кавалер господин Нарышкин», для которого и предназначались эти перчатки. Перчатки передали в Оружейную палату после коронации императрицы Елизаветы Петровны в числе прочих предметов с указанием, что они были «употреблены при Государственном мече» во время церемониального шествия из Грановитой палаты в Успенский собор. В 1762 г. во время коронационной процессии эти же перчатки использовались для перенесения Государственного меча обер-шталмейстером сенатором П.С. Сумароковым.


Супервест кавалергардский

Супервест кавалергардский

Санкт-Петербург, 1742 г.
Швейный мастер Барсатиний.
Сукно, шерстяная ткань, холст, золотный галун, пряденое золото, серебряная бить, шелковые нити; ткачество, шитье, аппликация.

Взяв за образец драбантов шведского короля Карла XII, царь Петр Алексеевич, будущий Петр I, в 1707–1708 гг. из роты Преображенского полка учредил корпус драбантов, личный конвой государя. К коронации Екатерины I из шестидесяти драбантов была сформирована почетная охрана императрицы — кавалергардия, капитаном которой состоял сам император Петр I, а капитан-поручиком — П.И. Ягужинский. В ходе коронационных торжеств половина кавалергардии открывала коронационную процессию, а вторая половина ее замыкала. Во время церковного чина коронования офицеры кавалергардов стояли часовыми на ступенях тронного места. Впоследствии кавалергарды принимали участие во всех коронационных торжествах. Хотя в 1731 г. кавалергардию расформировали, в ходе коронации императрицы Елизаветы Петровны, ее роль выполняла лейб-компания — привилегированное воинское соединение, преобразованное из гренадерской роты Преображенского полка, принимавшей 25 ноября 1741 г. непосредственное участие в возведении Елизаветы Петровны на престол. «Образцовый» супервест из красного сукна, обшитый золотным позументом, был прислан в Оружейную палату в 1742 г. в составе «амуниции на лейб-кампанию». На груди и спинке супервеста помещены крупные, шитые металлическими и шелковыми нитями звезды ордена Святого Андрея Первозванного.


Медаль в память коронации императрицы Елизаветы Петровны

Медаль в память коронации императрицы Елизаветы Петровны

Санкт-Петербургский монетный двор, 1742 г.
Медальеры В.С.Баранов (по оригиналу И.К. Хедлингера; лицевая сторона), В.Климентов (по оригиналу И.К. Хедлингера; оборотная сторона).
Золото; чеканка.

На лицевой стороне изображена императрица в короне, мантии, с лентой ордена Святого Андрея Первозванного. На оборотной стороне императрица представлена в полный рост, в мантии, со скипетром в правой руке и знаком ордена Святого Андрея Первозванного на ленте через правое плечо. Гений с лучезарной звездой над головой и щитом в левой руке возлагает на императрицу корону. Справа на фоне двух колонн с вензелями императора Петра I и императрицы Елизаветы Петровны помещeно изображение коленопреклоненной женщины, олицетворяющей Россию — она держит в правой руке пылающее сердце, а левой опирается на щит с российским гербом.

Представленная медаль является копией наиболее удачного портрета императрицы Елизаветы Петровны работы медальера Иоганна Карла Хедлингера 1745 г. В коронационной медали языком аллегории подчеркивается законность вступления на трон в результате дворцового переворота, совершенного дочерью Петра I при поддержке «верных подданных», и провозглашается возвращение с Божией помощью к правлению, основанному по законам ее знаменитого отца.


Панагия

Панагия

Россия, 1741—1744 гг.
Золото, серебро, бриллианты, рубины, слоновая кость, стекло; живописная эмаль, акварель, литье, эмаль, золочение.

Двусторонняя панагия с оглавием в виде короны и массивной подвеской происходит из ризницы Троице-Сергиевой лавры. На одной ее стороне — эмалевая дробница с Нерукотворным образом Спасителя в окружении бриллиантового сияния, на другой — с изображением Богоматери Владимирской в обрамлении бриллиантовых и рубиновых лучей. Подвеска усыпана крупными бриллиантами; с ее оборотной стороны вставлен медальон с портретом императрицы Елизаветы Петровны.

Пожалованная Елизаветой Петровной архимандриту Троице-Сергиевой лавры архиепископу Арсению (Могилянскому) в 1744 г., эта драгоценная панагия на протяжении всей второй половины XVIII в. воспринималась как наиболее репрезентативная. На парадных портретах архимандриты Троице-Сергиевой лавры Гедеон (Криновский), Лаврентий (Хоцятовский), Платон (Левшин) изображены именно с этой роскошной, хорошо узнаваемой бриллиантовой панагией. Вероятно, она надевалась и во время самых торжественных и важных государственных и придворных церемоний.


Митра

Митра

Россия, 1744 г.
Глазет, шелк, тафта, золото, серебро, бриллианты, рубины, жемчуг, стекла, золотные нити; ткачество, шитье, эмаль, чеканка.

Согласно надписи на венце, митра была пожалована императрицей Елизаветой в день трехлетней годовщины ее восшествия на престол настоятелю Троице-Сергиевой лавры архиепископу Арсению (Могилянскому). Молодой преподаватель Московской духовной академии обратил на себя внимание императрицы еще во время коронационных торжеств, по всей видимости, своей блестящей речью, произнесенной на праздник Сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы в Спасском соборе Заиконо-спасского монастыря 21 мая 1742 г. Обласканный императрицей, Арсений делает головокружительную карьеру. В начале февраля того же года он был переведен в Троице-Сергиев монастырь преподавателем во вновь открытую духовную семинарию, в 1743 г. получил должность придворного проповедника, а уже 29 января 1744 г. возведен в сан архимандрита Троице-Сергиевой лавры.

Именно при нем монастырю указом императрицы Елизаветы Петровны от 8 июня 1744 г. было официально присвоено почетное наименование «лавра», а сам Арсений 25 июля 1744 г. был рукоположен в архиепископы вновь созданной Переславль-Залесской епархии и назначен членом Святейшего Синода. При этом Арсений сохранил и должность настоятеля Троице-Сергиевой лавры.


Жетон в память коронации Елизаветы Петровны

Жетон в память коронации Елизаветы Петровны

Санкт-Петербургский монетный двор, 1742 г.
Золото; чеканка.

На лицевой стороне в сиянии, исходящем от облака, изображена императорская корона. По окружности надпись: БЛАГОДАТЬ ОТ ВЫШНЕГО. На оборотной стороне надпись в семь строк: ЕЛИСАВЕТ/ ИМПЕРАТРИЦА/ И САМОДЕРЖИЦА/ ВСЕРОССИИСКАЯ/ КОРОНОВАНА/ В МОСКВЕ/ 1742 ГОДУ. Изготовлен по образцу жетона, выпущенного к коронации императрицы Анны Иоанновны, лицевая сторона полностью повторяет его рисунок. Жетон поступил из Древлехранилища в 1883 г.


Трон царя Михаила Федоровича

Трон царя Михаила Федоровича

И.А.Соколов.
Россия, первая половина 1740 х гг.
Бумага; гравюра резцом, офорт.

Гравюра с изображением трона царя Михаила Федоровича была создана И.А. Соколовым для Коронационного альбома императрицы Елизаветы Петровны 1744 г. Во время коронации Елизаветы Петровны этот трон (в XVIII в. именовался «престолом», или «креслами») находился под балдахином на специально устроенном в центре Успенского собора ступенчатом возвышении, обитом «кармазинным» (ярко-красным) бархатом и украшенном золотым позументом. Трон царя Михаила Федоровича первой половины XVII в., хранящийся в Музеях Московского Кремля, использовался на протяжении XVIII—XIX столетий для проведения церемоний коронования российских императоров. В ходе коронаций Анны Иоанновны, Елизаветы Петровны, Екатерины II трон находился в Успенском соборе. В XIX в. во время коронаций он устанавливался сначала в Успенском соборе, а затем для проведения торжественных трапез после совершения обряда коронования переносился в Грановитую палату.


Алмазный трон царя Алексея Михайловича

Алмазный трон царя Алексея Михайловича

И.А. Соколов.
Россия, первая половина 1740х гг.
Бумага; гравюра резцом, офорт.

Гравюра с изображением Алмазного трона царя Алексея Михайловича была выполнена И.А. Соколовым для Коронационного альбома императрицы Елизаветы Петровны 1744 г. На этом троне она восседала в Грановитой палате во время торжественного обеда по случаю коронования. В правой (восточной) стороне зала древнего Кремлевского дворца был сооружен балдахин из алого бархата с золотным позументом, кистями и бахромой, с вышитым на плафоне вензелем императрицы.Под балдахином был устроен трон, или место, обитое бархатом и позументом. Трон, привезенный царю Алексею Михайловичу в 1660 г. из Ирана от армянских купцов, использовался во время коронационных торжеств в Московском Кремле на протяжении XVIII—XIX столетий. В XVIII в. в ходе коронаций трон находился в Грановитой палате, где происходили торжественныетрапезы после совершения обряда восшествия на престол. В XIX столетии он сначала находился в Успенском соборе, а затем переносился в Грановитую палату вместе с другими древними тронами.


 
вверх