Заседание Ученого совета

12.09.2011

Докладчик: В.А. Меняйло

Тематико-экспозиционный план постоянной экспозиции в южной пристройке Архангельского собора: "Царицына обитель". Вехи истории девичьего монастыря в Московском Кремле

Один из древнейших из русских женских монастырей, упомянутый в Лаврентьевской летописи под 1037 годом – Ирининский, был ктиторским монастырем. Он построен киевским князем Ярославом Мудрым в честь святой покровительницы жены – княгини Ингергерды, в святом крещении Ирины. Исследователь истории русской церкви Андрей Владимирович Картышев установил, что из 68 известных монастырей до -монгольского периода две трети основаны князьями и боярами, то есть ктиторами, которые строили монастыри, чтобы иметь собственных молитвенников за свою душу при жизни и смерти. В ктиторских монастырях особое внимание уделялось заупокойным службам. Монастырские обиходники подробно описывали какими покровами украшать в день поминовения гробницу, пред какими иконами кадить, какой бывает звон, какой корм ставить братии. Следуя старой традиции, великая княгиня московская Евдокия Дмитриевна устроила на своем дворе женский монастырь и заложила каменный храм во имя Вознесения Господня.

В Воскресенской летописи под 1407 г. записано: «… Тое же весны княгини великая Евдокея Дмитриева заложи на Москве церковь камену святого Възнесениа внутри города… Месяца Июня в 7 день преставися великая княгини Евдокиа Дмитриева Ивановича, нареченная въ мнишьскомъ чину Ефросиния, и положена бысть въ монастыри въ церкви Възнесениа, юже сама заложи». Приведенные строки летописи повествуют о первых основополагающих событиях истории Вознесенского монастыря. Из них мы узнаем, что в 1407 г. монастырь какое-то время уже существовал, но точная дата его основания не названа. Летопись сообщает о годе закладки каменного монастырского собора, о посвящении этого храма празднику Вознесения Господня, о постриге основательницы монастыря с именем Евфросинии, о возникновении в монастырском соборе усыпальницы женщин из великокняжеской семьи, которая служила местом их погребения до XVIII в. Косвенно, летописные строки говорят и о первых иконах Вознесенского собора: о его храмовой иконе во имя праздника Вознесения Господня и о моленной иконе преподобной княгини Евфросинии Московской. Духовные грамоты, Вкладные книги монастырей и церквей, описи монастырского имущества подтверждают традицию передавать моленную икону покойного в храм к месту его погребения. Моленная икона издавна была частью вклада «на помин души», который имел большое значение для наших предков.

Основательница Вознесенского собора, преподобная Евфросиния, вплоть до XX в. являлась единственной представительницей женщин московского великокняжеского дома, причисленной к лику святых. Жена великого князя Дмитрия Донского княгиня Евдокия была младшей дочерью Суздальского и Нижегородского князя Дмитрия Константиновича и его супруги Анны. Летопись повествуем: 18 января 1367 г. «…женился князь великий Дмитрий Ивановичъ у князя у Дмитрея у Констянтиновича у Суждальского, поялъ за ся дщерь его Овдотью, и бысть князю великому свадьба на Коломне». Как и ее супруг, княгиня Евдокия была «строительницей». Она построила в Московском Кремле каменную церковь во имя праздника Рождества Богоматери «… и украси ю иконами, и съсуды златыми и серебряными, и книгами, и пеленами многоценными и всякими узорочии церковными…». Через год, когда стены осели «…июня въ 14 начата бысть подписывати церковъ Рожество Богородици, юже създа великая княгини Еудокея, а мастери Феофан иконникъ Гречинъ да Семен Черный и ученици их». Предание связывает с именем великой княгини Евдокии устроение нескольких деревянных храмов в великокняжеских селах. Представительница рода Суздальских князей, она должна была присутствовать на службах в прославленных храмах Суздаля, Владимира, Нижнего Новгорода и видеть иконы и стенописи в них. Знакомство с лучшими образцами древнерусской живописи, по-видимому, воспитало в княгине не только глубокое религиозное чувство, но и чувство прекрасного, которые позволили ей увидеть в приезжем иконописце Феофане Греке великого мастера и заказать ему роспись, построенного ею храма. Очень правдоподобна гипотеза Э.К. Гусевой, подкрепленная новыми фактами Л.А. Щенниковой, о связи культа иконы Богоматери Одигитрии в Москве с великой княгиней Евдокией.

За двадцать два года супружества великая княгиня родила князю Дмитрию двенадцать детей. Ее младший сын князь Константин родился за несколько дней до смерти Дмитрия Донского. Дом и дети по традиции всецело лежали на плечах женщины. И.Е. Забелин пишет, что «…женщина была домодержец, ее деятельность исключительно распространялась на устройство дома, даже ограничивалась этим устройством. Воплощая наилучший идеал жизни в делах и отношениях дома, она, с течением времени, мало по малу, незаметным образом, одною лишь нравственною стихиею этого идеала, должна была из своего дома создать монастырь или нечто такое, что по своим нравственным уставам очень напоминало чин жизни монастырской». Закономерно, что устроение нового храма и постриг венчают жизнь, являются последними деяниями преподобной княгини Евфросинии Московской.

Монастырь после смерти его основательницы поддерживала жена ее сына великого князя Василия I Дмитриевича великая княгиня София Витовтовна. Она «…по многих же летех начати ту совершати церковь … и соверши ея по кольцо идеже верху быти, но верх не сведе…». Большой пожар 9 апреля 1453 г. уничтожил почти весь Московский Кремль. Он начался рядом с Вознесенским монастырем у двора Василия Беклемишева. Недостроенный Вознесенский собор сильно обгорел. Через два месяца после пожара 15 июня 1453 г., скончалась великая княгиня София Витовтовна. Перед смертью она принимает постриг и схиму с именем Синклитикия. Княгиню-схимницу хоронят в Вознесенском соборе недалеко от могилы преподобной Евфросинии Московской.

Продолжила дело великих княгинь преподобной Евфросинии и схимницы Синклитикии жена Василия II (Темного) великая княгиня Мария Ярославна, которая была внучкой двоюродного брата Дмитрия Донского князя Владимира Храброго. Она сумела завершить начатое строительство монастырского собора. В Никаноровской летописи под 1467 г. записано: «По многих же пожарех изгоревшу камения около ея (около стены Вознесенского собора – В.М.) и сводом двигшимся; княгиня же великая Марья восхоте, ея разобрав, нову поставити, а внутри ея все твердо бяше. Домыслив же ся о сем Василей Дмитреев Ермолина с мастеры каменьщики, церкви не разобраша всея, но из надвория горелаи камень весь обламаша и своды двигшееся разобраша всея, и оделаша ея около всю новым каменем да кирпичем ожиганным, и своды, и сведоша, и всю и свершиша, яко дивитися всем необычному делу сему».

Покровительница Вознесенского девичьего монастыря великая княгиня Мария Ярославна в 1478 г. принимает в нем постриг с именем – Марфа. При жизни княгини-иноки Марфы в Вознесенском монастыре в 1482 г. был очередной пожар. Как сообщает нам Софийская вторая летопись: «Сгре икона Одигитрие на Москве во церкви каменей святаго Взнесения чюдная святая Богородица Гречьского писма, в ту меру сделана якоже в Царьграде чюдная, еже исходит во вторник да в среду на море; толико образ тои сгоре да кузнь, а доска ея остала; и написа Денисей иконник на той же дске образ». Сведения, сохранившиеся в летописи, позволили Э.К. Гусевой и Л.А. Щенниковой сделать вывод, что сгоревшая икона была списком с прославленной иконы «Богоматерь Одигитрия», которая хранилась в дворцовой Влахернской церкви и почиталаась, как палладиум византийских императоров. Известно, что списки с этой иконы прислал в 1381 г. из Константинополя архиепископ Дионисий Нижегородский, духовный наставник отца основательницы Вознесенского монастыря, преподобной княгини-инокини Евфросинии Московской. Л.А. Щенникова считает, что один из этих списков с иконы «греческого письма» достался по наследству преподобной Евфросинии и она могла его пожертвовать в Вознесенский монастырь. Образ стал одним из самых почитаемых в монастыре. По письменным источникам известно, что в XVII – начале XX вв. эта икона Богоматери Одигитрии (или её заместительница) принимала участие в Большом Крестном ходе из Успенского собора Московского Кремля.

Преподобная Евфросиния Московская была причислена к лику святых, хотя точное время её канонизации не установлено. По наблюдениям Н.П. Барсукова в XVII в. существовал развитый культ святой: текст её жития, восходящий к Степенной книге», встречается в сборниках XVII- XVIII вв., святая упомянута в Милютинских четьях – минеях. Е.Е. Голубинский считал, что основательницу Вознесенского девичьего монастыря относили к лику «почитаемых усопших», то есть к лику местно чтимых святых, а в лике святых восстановили между 1857 и 1869 гг.

Точку зрения Е.Е. Голубинского подтверждает иконографический анализ известных по документам и сохранившихся икон этой святой. Судя по описи имущества Вознесенского монастыря 1910 г., здесь находились иконы с изображением преподобной Евфросинии только XIX – XX вв. Самой почитаемой иконой считали образ в ризе 1872 г., который находился на южной грани правого столпа Вознесенского собора, около раки святой. К пятисот летнему юбилею со дня основания Вознесенского монастыря, широко отмечавшемуся в 1907 г., было написано много подносных икон преподобной Евфросинии и выпушены памятные металлические образки с её изображением на фоне монастыря и с образом Богоматери «Всех скорбящих радость» или с образом «Успение Богоматери» на обороте, в память о приделах Вознесенского собора. Вероятно, около 1907 г. была написана местная икона преподобной Евфросинии на фоне Спаской башни Кремля и церкви вмч. Екатерины (1817 г.), хранящейся до сих пор в храме Воскресения в Сокольниках. По сведениям этого храма образ поступил из больничной церкви в Лефортово. Сохранился документ от 27 июня 1919 г. с просьбой игуменьи Евстолии (Стрешневой ?) предать в Лефортовскую больничную церковь (Романовский храм) из ризницы Вознесенского монастыря церковные вещи для служб.

Создание централизованного Московского государства, право на Византийское наследство, возникновение теории «Москва – третий Рим» ассоциируются с именем Ивана III и с его женитьбой на византийской принцессе Софии Палеолог, которая была погребена в 1503 г. в Вознесенском соборе. В некоторой степени с ней связан всплеск почитания в Москве великомученицы Екатерины - святой покровительници её матери Екатерины Цаккария. Оживление связей Москвы с Синайским монастырем во второй половине XV в., которое подтверждается путешествием игумена Варсонофия, оставившего замечательное описание Синайской горы, и приездами монахов из этого монастыря за милостыней способствовало распространению почитания великомученицы в Москве. Например, в 1518г. приезжал к великому князю Василию III старец Климент Грек от Синайские горы, который привез с дарами частицу мощей святой Екатерины. Особую роль иконы и мощей вмц. Екатерины летописи отметили, повествуя о смерти сына Софии Палеолог – великого князя Василия III . В Москве с 1536 г. известна деревянная церковь во дворце великого князя во имя св. вмц. Екатерины, а с 1585 г. упоминается придел во имя этой святой в Вознесенском монастыре. Одно из древнейших русских изображений вмц. Екатерины сохранилось на пелене конца XVI- XVII вв. из Вознесенского монастыря. Храмовый образ из каменной церкви 1686 года во имя этой святой в Вознесенском монастыре стал одной из самых почитаемых русских икон вмц. Екатерины.

Конец XVI в. время правления царя Федора Иоанновича проходил под знаком моления о чадородии и моления о здравии царевны Феодосии Федоровны, которую царица Ирина Годунова родила в 1592 году (скончалась в 1594г.). Молитву о здравии младенца часто обращали к покровителю детей, к великому целителю свт. Николаю Мирликийскому. В экспозиции будут представлены икона свт. Николая и пелена с изображением этого святого (оба предмета конца XVI – начала XVII вв.), которые происходят из Вознесенского монастыря.

С 1613 до смерти в 1636?? г. в монастыре проживала мать царя Михаила Федоровича – Великая старица Марфа. Она строит в монастыре храм во имя святого покровителя молодого царя - преп. Михаила Малеина, с приделом во имя св. Феодора Стратилата – покровителя патриарха Филарета (боярина Федора Никитича Романова). Храм неоднократно горел и не сохранил своего древнего убранства, но по описи 1820 г. в нем на стене за престолом висел образ Богоматери Федоровской. Этот образ был принесен делегацией бояр и священников, просивших в Костроме Михаила Романова от имени собора венчаться на царство. Один из первых вкладов старицы Марфы в Москве был вклад в дворцовую церковь Рождества Богоматери иконы и пелены к ней с изображением Богоматери Федоровской. Пелена будет центром нашей экспозиции, посвященной первой половине XVII в.

Романовы были связаны с династией русских царей по женской линии. При царях Михаиле и Алексее особую роль играло поклонение предкам и хождение к прародителям на заупокойные молитвы. Эти службы делали значимой частью интерьера Вознесенского собора надгробия и надгробные плиты над захоронениями великих княгинь и цариц. В день поминовения они покрывались драгоценными надгробными покровами. Значимость монастырского собора как усыпальницы великих княгинь и цариц сохранялась вплоть до революции 1917 г. Русские императоры и императрицы во время пребывания в Москве обязательно посещали Вознесенский собор Московского Кремля.

После победы в Отечественной войне 1812г. поруганный монастырь был восстановлен. Монастырские приходо- расходные книги свидетельствуют с каким трудом поднималась сожженная Москва. Подаяния в монастырь 1814 – 1815 гг. составляли 25 - 30 рублей в год. Игумения Трифена, которая сумела вывезти монастырскую ризницу из Москвы, после возвращения в поруганный монастырь сделала из монастырского серебра новые оклады на иконы местного ряда и на Царские врата.

Монахини продолжали свой молитвенный подвиг и дела милосердия. Известна школа для девочек сирот при Вознесенском монастыре. В музее сохранились одежды схимонахинь конца XIX в.: две схимы, епитрахиль (?), аналав. К одной из схим была приложена записка, в которой рассказано о том, что во время посещения Вознесенского монастыря будущий император Николай II, услышав рассказ о подвигах схимонахини Марии, поцеловал ей руку.

С 1893 г. до закрытия монастыря в конце 1918 г. во главе его стояла игуменья Евгения (Виноградова). При ней работали златошвейные мастерские Вознесенского монастыря. В 1903 г был закончен шитый лицевой покров на гробницу великой княгини преподобной Евфросинии московской. Игуменья Евгения стала организатором запомнившегося москвичам праздника в честь пятисотлетия основания Вознесенского собора в 1907 г. Дары поднесенные Вознесенскому монастырю в 1907 г.: шитая икона основательницы каменного собора преподобной Евфросинии, шитый образ «Вознесение Господне», которые свидетельствуют, что в обители поминали великих княгинь и цариц все время её существования.